издательство
GRUNDRISSE
контакты
издательство
книги
планы
партнеры
где купить?

Юрий Злотников. Искусство как форма существования
М.: Grundrisse, 2019. — 192 с., ил.

Составление и подготовка текста:
Надежда Гутова

   


Центральная часть книги под названием «Искусство как форма существования» — монтаж расшифровок двух интервью Дмитрия Спорова с классиком российского абстрактного искусства Юрием Злотниковым (1930−2016), сделанных для проекта «Устная история» (http://oralhistory.ru; первое состоялось
22 февраля 2013 г., второе — 30 августа 2014 г.).
Эти две беседы, существенно разведённые по времени, содержат в «рассыпанном» виде мысли Юрия Савельевича по вопросам, занимавшим его в течение жизни. Мы позволили себе смонтировать разрозненные куски, допуская внутри них лишь минимальную, самую необходимую правку, и дополнить фрагментами из интервью Владимира Глебкина с Юрием Злотниковым (личный архив А.Л. Беленькой и В.В. Глебкина; видеозапись была сделана в январе 2007 г.; эти фрагменты в тексте выделены втяжкой).

Размышления Юрия Злотникова предваряет небольшой текст Михаила Алшибая, известного кардиохирурга, коллекционера произведений современного искусства и друга Юрия Савельевича.

В части «Уходят люди» впервые публикуется письмо Злотникова к Игорю Шелковскому, написанное в самом конце 1998-го — начале 1999-го, вскоре после потери двух близких людей Юрия Савельевича — Владимира Слепяна и Олега Прокофьева.

В разделе «Приложения» воспроизводится статья Александра Раппапорта — теоретика и критика архитектуры, историка искусства — «О живописи Юрия Злотникова», в которой, по отзывам самого художника, отразилось верное понимание того, что он делал.

В том же разделе — две беседы с Юрием Злотниковым художников и частых его собеседников, Юрия Альберта и Дмитрия Гутова.
Эти интервью были опубликованы при жизни Юрия Савельевича и им «утверждены». Многие их фрагменты перекликаются с текстом «Искусство как форма существования», дополняют его. Взгляды Юрия Савельевича на темы, постоянно его волновавшие, высказанные в устных беседах с Дмитрием Споровым и Владимиром Глебкиным, и эти же взгляды, сформулированные неспонтанно (в публикуемых двух интервью), позволяют нам составить более полную картину о личности Злотникова.

Благодаря внукам Юрия Савельевича, Александру Злотникову и Андрею Тюленеву, издание сопровождается большим количеством фотодокументов разного характера — от детских семейных фотографий до фотокопий писем и наградных удостоверений. В частности, у нас есть возможность прочитать машинописные рукописи Юрия Савельевича — отчёт о творческой командировке на строительство Саратовсской ГЭС и наброски о работе в детской изостудии.
Великолепными снимками Ю. Злотникова в выставочных (и не только) пространствах и возможности их публикации издание обязано художнику Юрию Альберту.

На обложке Юрий Савельевич Злотников
в мастерской. Москва, 2010. Фото Юрия Альберта
 
 
Юрий Злотников в мастерской. Москва, 1970.
На первом плане − картина «Витрина» (1956, ГТГ),
на втором − «Столовая», серия «Балаково» (1962, ГРМ)
 
Юрий Злотников с детьми. Москва, нач. 1970-х

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

Михаил Алшибая.
Абстрактные сигналы . . . 11


ИСКУССТВО КАК ФОРМА СУЩЕСТВОВАНИЯ ...
15

Злотниковы и Рубинштейны...19
Две непохожие ветви.

Я родился в Грауэрмана... 21
Об отце. Дом «Среднего машиностроения». Рубинштейны. Эвакуация.

Брат Михаил. Мама... 29
Судьба Михаила Злотникова. О маме. Поступление в МСХШ. Непонимание родителей. Антисемитизм. Культ русского XIX века.

Детские воспоминания... 33
Семейные фотографии. Эпизод с прабабушкой. Романтизм советской эпохи. Увлечение Маяковским.

Художественная школа. Фаворский: урок жизни... 38
Первые уроки рисования. Поступление в МСХШ. Григорий Дервиз. Знакомство с семьёй Фаворских. Фаворский.

Насыщенное время... 43
1940-е. Измайловский мир. Библиотека Ленина, консерватория. Обстановка в МСХШ.

Ощущение особенности. Мои университеты... 49
Детские впечатления. Неудачи. Работа на ВДНХ и в Большом театре.

Появление живописи настоящей...54
Знакомство с западным искусством: Сезанн, Ван Гог, Фужерон. Развитие вкуса. Суриков.

Свобода. ХХ съезд... 56
Смерть Сталина. Выставка Сарьяна в Академии художеств.

Желание правды... 57
Исповедальность русских писателей.

Внутренний эмигрант... 58
Поиски своего языка. Изменение восприятия искусства.

Александр Иванов... 59
«Явление Христа народу» — смена вех.

Россия — это по-своему юное эклектическое место... 61
Мысли в Галилее. Толстой, Чехов, Горький. Русская вменяемость по отношению к другим культурам.

Главное, что подарили евреи миру... 64
Мощная энергетика и понимание центральности.

Сейчас всё смешалось... 65
Новые задачи мира новых технологий.

Весь смысл того, что я делаю, находится в движении... 67
Труд художника. Замечание Моцарта. Разные формулы бытия.

Рембрандт. Драматизм существования... 69
Портреты и мир Рембрандта. Наша космическая эра.

Специфически русское... 70
Странная страна Россия. Старый князь Болконский. Марина Цветаева. Тварность мира. Экзистенциональная система русского человека: Толстой, Достоевский, Чехов. Литература ХХ века.

Бах, Шостакович, Прокофьев... 78
Художник в несвободной стране. Концерты Шостаковича
в консерватории.

Искусство является формой существования... 81
Жизнь художника в 1950–1970-х. Изостудия в Доме пионеров. Поездка в Балаково. Сопротивление материала.

Я вообще не считаю, что я не реалист... 91
Моя работа — рентген человека. Желание суммарного высказывания о прожитой жизни.

1950-е. Художников было мало. «Сигналы»... 92
Круг общения. Владимир Вейсберг. Желание взрыва.

Остался я опять-таки вопросом... 96
Иррациональный багаж — источник открытий. Прожитая жизнь как объект созерцания.

«УХОДЯТ ЛЮДИ»
... 115
Письмо к Игорю Шелковскому... 117
Умер Владимир Слепян... 119
Умер Олег Прокофьев... 123


Приложения... 127
Александр Раппапорт. О живописи Юрия Злотникова... 129
Два интервью с Юрием Злотниковым... 140
.......Дмитрий Гутов. «Метод незавершённости»... 143
.......Юрий Альберт. «Тоска по совершенству, полноте и преодолению»... 153

Список иллюстраций 145
Благодарности 148

 
 



Живописный класс МСХШ педагога Б. Хайкина. Юрий Злотников — слева
в верхнем ряду. Справа в нижнем ряду — староста Владимир Андреенков.
Ок. 1945

   

У меня было ощущение особенности своей. Я помню, что 10-й номер трамвая шёл от Выставочной, шёл очень долго, до Каланчёвки, через всю Москву. И утро, ещё темно, зима, все сидят, и мальчишка — я, мальчишка, которому 14 лет — думает: вот они смертные, а я бессмертный, я гений. Всё это было замечательно! Но потом мне помогло то, что у меня было очень много неудач: все поступали, а я не поступил. То есть болезнь вундеркиндства, от которой многие погибли, не стали художниками, я, в силу сложившихся обстоятельств и трудностей… я не был увлечён собой, мне приходилось всё время быть, как говорят в лагере, «на общих работах».

Из главы «Ощущение особенности. Мои университеты»



Гастроли американской труппы Everyman Opera в Москве. Январь 1956.
Слева — актёры оперы «Порги и Бесс» на Красной площади. Справа — кассы Музыкального театра
им. К. Станиславского и В. Немировича-Данченко
Я сдал какие-то там экзамены и 1,5–2 года (54–55-й год) работал в Большом театре, писал декорации. И это были интересные годы. Я всё пересмотрел много раз! Очень любил сидеть на репетициях и наблюдать, как это дело происходит. Помню, Файер репетировал, и Глиэр сидел. Это было… «Пламя Парижа». И сидел старик-Глиэр, репетировался его балет. И он вроде бы засыпал, но, когда к нему обращался Файер, от 1-го партера до барьера, где оркестр, громадная территория, и вдруг эта развалина-старик делал па, прыгал на этот барьер, делал такую гимнастическую стойку и выслушивал этого Файера. Было много забавного… Декорации писались в виде щётки большой, называлась она «дилижанс». Палит ра была — телега с вёдрами. Берёшь щётку и мажешь километровые декорации! Была публика невероятная! Например, музей театра возглавляла Ирина Фёдоровна Шаляпина, и я ходил смотрел там декорации. […]
Большой театр — это был правительственный театр. И на этом фоне удивительно смотрелись актёры «Порги и Бесс», негры, приехавшие из Америки. И так как у меня был пропуск на нравящиеся мне спектакли, то я раза четыре смотрел «Ромео и Джульетта» Прокофьева. Это был изумительный балет — там Ермолаев, Уланова, Радунский, такой замечательный был балерун. И один раз я пришёл на этот спектакль, когда были актёры «Порги и Бесс». В артистической полно было негров, и вы бы видели, как они реагировали на все эти танцы, дуэль Меркуцио и Тибальта! Они все ходили ходуном. И что поразило: у всех бутылки, пепси или ещё чего-то, — они отрывали крышку (подносит воображаемую банку ко рту), плевали и пили, и вообще вели себя совершенно свободно. Для нас, советских людей… Но они ходуном ходили, когда была музыка вот этой дуэли у Прокофьева (пропевает довольно большой кусок: там, там, там, там, там, та-ра-рам…)!

Из главы «Ощущение особенности. Мои университеты»


 
Юрий Злотников и Игорь Шелковский на выставке Ивана Чуйкова «Лабиринты». Московский музей современного искусства, 18 ноября 2010. Фото Юрия Альберта  

Наш авангард (30–45-летние) в испуге и застое. На рефлексии долго не продержишься, а пластическая культура в загоне и её маловато, да и не в чести она.
Игорь, спасибо за материалы о Володе Слепяне. Я собираюсь написать о 50-х годах, а Слепян (Эрик Пид — как я боялся ехать из<-за?> этого Пида) — фигура замысловатая и очень фактурная — ну просто роман.
Хрупка, трагична и смешна наша жизнь, особенно, когда видишь её так цельно, от юности до старости. И это интересно, как поэма Гомера.

Фрагмент письма Юрия Злотникова к Игорю Шелковскому, конец 1998-го — начало 1999-го